October 28th, 2014

Птичку жалко.

Но не очень.
Вчера кошки притащили синичку. не первую и не последнюю, прискорбно. Однако же я видел как её ловили. Кошка с внешнего подоконника пытается вскарабкаться по пластиковому откосу окна, а прямо над ней , менее чем в метре, синичка сосредоточенно обыскивает щели сайдинга, совершенно не реагируя на потуги охотницы.
Видимо , демонстративный игнор ей-таки даром не прошел.
Естественный отбор в действии. Нельзя быть столь самонадеянным.

На взгляд стареющего циника.

Написал я пост про естественный отбор промеж синичек и подумал выложить давно вертящиеся на языке соображения. Вспомнившиеся , как это водится, по вульгарной аналогии.
Читал я как-то байку, она же, выражаясь высоким штилем , исторический анекдот.

В одном древнегреческом полисе началась эпидемия самоубийств среди юных девушек. Да не каких-то там зашуганных рабынь, а отпрысков самых что ни на есть лучших семейств. Цвет генофонда, так сказать. Власти всполошились, начали принимать меры. Жрецы голосили, что данное поведение неугодно богам; родители потенциальных жертв , напуганные не только страхом возможной утраты, но и обещанным властями громадным штрафом, следили во все глаза за девицами и пытались предотвратить трагедии задушевными разговорами .

Ничего не помогало!

Вдруг кого-то осенило. Был издан декрет: тела самоубившихся выставлять в обнаженном виде посреди городской площади. Успели выставить только одну. Прочие потенциальные покойницы, убедившись , что власть имущие не шутят, резко отдумали сводить счеты с жизнью.

Я это к чему? А к тому, что ох как неплохо бы всяких потребителей спайсов, зацеперов , да и тех же самоубийц из числа молодятины, не вывешивать, конечно,в голом виде на всеобщее обозрение, но высмеивать безо всякого сожаления.
Сиганул с крыши накурившись дури? Молодец, бу-га-га! Сколько вредоносных генов вместе с собою истребил! На премию Дарвина выдвинем!
А то начинают разводить сопли: ах, не понят окружающими, ах, нечем заняться, ах, куда власти смотрят...
Прочие юные идиоты, слыша это, переполняются чувством собственной значимости: ага, при жизни нас не цените, зацените после смерти!
Поскольку же современники наши в диалектическом материализме , мягко говоря, не тверды, то многие всерьез надеются, что будут после смерти с ехидством поглядывать из лучшего мира на скорбь и озабоченность оставшихся.
Страх же оказаться смешным может кого и остановит.
Разумеется, все это не всерьез, мечтания прекраснодушные. Мы же все такие чуткие и толерантные.