October 31st, 2016

О печальном.

Когда случается непоправимое, возникает чувство неизвлекаемой занозы где-то в глубине. Все вроде то же самое, но...

Сегодня хоронили Пал Михалыча. Несмотря на свой дачный статус , он был одним из несомненных лидеров деревни. Зам ректора по культурно-воспитательной работе в местном универе, неистощимый балагур и неудержимый матерщинник, он был непременным распорядителем и комментатором всех общественных( и не только) работ в деревне.
При этом не обижался, когда я в ответ на его очередные ЦУ вновь цитировал Игоря Мироныча:

Секретари и председатели,
директора и заместители,
их как не шли к ебене матери,
они и там руководители.



Похоронили его как он и завещал, здесь, на деревенском кладбище. Умер он тоже здесь: приехал в деревню, истопил баню, помылся и ночью умер на руках у жены.
В чем-то я ему завидую: не самый худший вариант ухода из жизни.
Трудно представить очередное деревенское лето без него, все признаются. что отныне будет не хватать очень важного.

К истокам.

Вот на угнетающем фоне того, о чем сказано в предыдущей записи, случилась довольно выдающаяся коллизия. Уже не чаявший когда-нибудь высунуться за пределы нынешнего ареала, ограниченные двадцатикилометровым отрезком дороги на Кострому и в редких случаях - вылазками в родную Нерехту ещё полусотней км дальше, я вдруг отправился совсем в другую сторону.Collapse )